16 лабиринтов Владимира Набокова

К 120-летию Владимира Набокова в Музее-усадьбе "Рождествено" открывается выставка "16 лабиринтов Владимира Набокова".

23 апреля 2019 года исполняется сто двадцать лет со дня рождения классика русской и англоязычной литературы XX века Владимира Набокова. В двадцать лет покинув Россию молодым поэтом, к сорока годам он становится самым видным писателем русской эмиграции в Европе, к шестидесяти – самым высокооплачиваемым писателем Америки, а в конце своего пути – признанным классиком мировой литературы. Он – автор восьми русских и девяти англоязычных романов, множества рассказов и стихов, знаменитый превосходными переводами русской поэзии и прозы: именно Набоков делает полноценный комментированный перевод пушкинского «Евгения Онегина» и впервые переносит на поле английского языка «Слово о полку Игореве».

Поэтическое вдохновение будущего писателя впервые пробуждалось здесь, на берегах Оредежи – в семейных приусадебных парках, где он подростком катался на велосипеде, охотился за бабочками и где встретил первую любовь. Священной для Набокова памятью о счастливом детстве он наделяет многих своих героев – так образы усадьбы Рождествено с её аллеями и мостками, оврагом и полянами, черёмухой и махаонами обретают вечность, навсегда запечатленные на страницах набоковских книг.

Одна из самых удивительных особенностей Набокова – способность находить яркую глубину и быть настоящим профессионалом во всём, за что бы он ни брался. Широко известно, что энтомологические штудии были для Набокова равноценными его писательскому труду, но только настоящие специалисты по чешуекрылым точно знают, какой вклад Набоков сделал в науку о бабочках, открыв истоки их миграции на Американский континент. Такая же глубина погружения в проблематику характерна и для других увлечений писателя. Набоков стал признанным шахматным проблемистом, создав ряд задач, вызывающих уважение профессионалов, и одним из первых – если не первым – составителем русских кроссвордов-«крестословиц». Он показывал завидный уровень владения футбольным мячом и теннисной ракеткой, в тяжёлые годы берлинской эмиграции выступая на корте в роли тренера.

Эта разносторонность Набокова широко резонирует в его литературе: теннисная тема сквозит в «Подвиге» и «Лолите», голкиперство воспето в большом стихотворении Football; составлением шахматных задач, как и сам автор, увлекается главный герой главного русского романа Набокова «Дар», сравнивая поиск комбинаторской гармонии с вдохновенным стихосложением. Два «шахматных» романа – русский «Защита Лужина» и англоязычный «Подлинная жизнь Себастьяна Найта» – завораживают даже далёкого от игры читателя красотой узоров шахматного поединка героев с судьбой.

Сегодняшняя выставка предлагает приоткрыть дверь в сложный мир набоковских научных и игровых страстей, поймать узор переплетённых тем, проходящих через его романы и стихи. Чтобы ощутить вкус набоковской игры, можно попробовать себя в решении шести ярких задач, вплетённых в ткань его прозы или нащупать смысловые нити, связующие шахматные и энтомологические образы; совсем по законам набоковской литературы, проницательный зритель будет непременно вознаграждён.

2019 год – это ещё и год столетия расставания Набокова с Россией, которую на протяжении жизни он так бережно воссоздавал в своих книгах. Он всегда чувствовал себя первооткрывателем, ступающим на неизведанный материк в ожидании чудесных тайн – и как настоящий первооткрыватель Набоков тематически обустраивает свою личную Россию особым образом – в лучших англоязычных романах рождаются удивительные страны, где явления русской культуры гармонично соседствуют с культурными реалиями современных писателю Европы и Америки. На выставке можно окинуть взглядом Антитерру из «Ады» или Земблу из «Бледного пламени», совместив их с географией набоковских путешествий и уловить истоки тех или иных литературных образов.

Язык набоковской литературы прекрасен и сложен – и сам автор приглашает читателя возвращаться к собственным книгам, которые с каждым следующим прочтением даже его сыну-переводчику Дмитрию Владимировичу, по собственному признанию последнего, открывали что-то совершенно новое. Этот язык не постигнуть сразу, однако его элементы – литературные детали, образующие особые связи в экспозиции – могут стать проводниками в набоковские тексты.

Все новости

Региональный каталог музейных предметов и коллекций Яндекс.Метрика